Правовое бизнес-бюро 'Граф Маевский'

Как организовать работу с юристом

Написать письмо
Правовое бизнес-бюро 'Граф Маевский'

Некоторые вопросы взаимодействия

Кодекс
Деньги

Всё взаимодействие с юристом оп­ре­де­ля­ет­ся целью, которую ставит перед собой пред­при­ни­ма­тель, а цель это одна — обеспечение пра­во­вой бе­зуп­реч­ности своих действий. Это отнюдь не означает, что надо неукоснительно сле­до­вать юридически вы­ве­рен­ным рекомендациям юриста — пред­при­ни­ма­тель выбирает свой путь, руководствуясь множеством меняющихся факторов, он вправе сам выбирать степень риска.

Предложение на рынке юридических услуг широко и разнообразно: юристы, идущие в штат, адвокаты, фрилансеры, юридические компании. Из них только юридические компании занимаются предпринимательской деятельностью. Деятельность остальных (и по закону, и по факту) предпринимательской не является, то есть бизнес-ситуации они представляют в лучшем случае умозрительно. И ждать консультаций, а, тем паче, самостоятельных действий по разрешению бизнес-ситуаций можно только от руководства и части персонала юридических компаний.

Остальные при самом общем подходе могут и должны: дать консультацию по правовой составляющей конкретного вопроса; описать правовые последствия тех или иных действий; подготовить претензию и исковое заявление либо ответ на них, вести обычную юридическую практику.

Нельзя оставить без внимания и один неприятный аспект.

На сайте уважаемой (без шуток) некоммерческой организации один из её членов (юридическая компания) предлагает ни много ни мало коррупционное разрешение вопросов (заверенный у нотариуса скриншот у Бюро имеется). Мы понимаем, что в эпоху падения нравов у многих людей потеряны чувства собственного достоинства и чести, но всё-таки …

На сайте прямо сказано, что вопросы успешно решаются путём GR (красивый новый термин, означающий правительственные связи и маскирующий как раз коррупционную составляющую). На сайте же объявлен приём работников, имеющих в загашнике GR.

Работать можно или по закону, или по понятиям, сидеть на двух стульях нельзя. Бывают, конечно, случаи, когда обе стороны действуют коррупционными методами (зачастую у одного коррупционера), но это же не для нас с вами.

Важно отметить, что при наличии воли коррупция в большинстве случаев побеждается в суде. Никто не отменял таких методов, как, например, отвод судьи, жалоба в квалификационную коллегию судей, приглашение на процесс представителей СМИ. Есть и другие способы. Для всего этого нужна железная воля стороны процесса, основанная на правильном видении ситуации, и честный и бесстрашный юрист.

Общество с дополнительной ответственностью Правовое бизнес-бюро«Граф Маевский» взяток не даёт и в их передаче не участвует.

Подробнее о работе с юристом можно посмотреть в статье Н. А. Житомирской, опуб­ли­ко­ван­ной в журнале «Экспертный Союз» (орган Союза Машиностроителей).

Печальные примеры

И кто тут виноват?

Крупная строительная организация не мо­жет рас­статься с потеряв­шим доверие адво­катом по смешной причине: органи­зация не по своей вине втянута в сложную дли­тель­ную тяжбу, связанную со сдачей элитного жилого комплекса, а все материалы по аж четырём процессам находятся у адвоката.

А жёстко истребовать их руководители ор­га­ни­за­ции опасаются — не без оснований счи­та­ют, что адвокат может сделать на прощанье такое ... А вся ситуация сложилась так из-за того, что руководство организации из­на­чаль­но на подсознательном уровне было убеждено в том, что адвокат является носителем каких-то особых высших знаний, и вникать в его работу, контролировать её, они не могут по определению. Можно подумать, что уви­дев красный сигнал светофора, они звонят юристу — ведь Правила дорожного движения представляет собой правовой акт!

Юристы не понимают ситуацию

На консервном заводе появились ра­бот­ни­ки ОБЭП. Пришли они, как выяснилось позже, по сигналу неких доброхотов, по­счи­тавших по некоторым признакам конт­ра­факт­ным определённый набор кон­сер­вов, име­ющийся на складе.

При обыске эти консервы были об­на­ружены и изъяты. Директор завода об­ра­ти­лась в коллегию адвокатов. Рьяно взяв­шись за дело, адвокаты через суд за два с лишним месяца три из четырёх про­то­ко­лов обыска опорочили из-за разных про­цес­су­альных нарушений (а отработать существо заявленных признаков контрафакта никто не удосужился). И имели надежду по­ко­ле­бать и четвёртый. При этом дея­тель­ность завода была полупарализована: изы­ма­лись бухгалтерские документы, кон­сер­вы не могли быть реализованы и так далее.

Завод обратился за содействием в Тор­го­во-промышленную палату, там по­ре­ко­мен­до­ва­ли юридическую компанию. Спе­ци­алист этой компании за два (!) дня на­шёл не­оп­ро­вер­жи­мые доказательства отсутствия кон­тра­фак­та. Причём один день он потратил на поиск и изучение нормативных документов (знал, где и что искать), а второй на со­став­ле­ние пары процессуальных документов. Через три дня уголовное дело было прекращено со всеми вытекающими последствиями.

Наплевательское отношение
юриста к своему долгу

Организация выиграла госконтракт на ремонт котельной. Естественно, ни под­ряд­чик, ни непосредственный заказчик ни­ка­ко­го отношения к содержанию договора не имели, последний принимал участие только в подготовке проектной документации.

Контракт, как обычно, был излишне мно­го­слов­ным и путаным, но это не означает, что его не надо было изучить до последней запятой, а то и привлечь для этого ком­пе­тент­ного специалиста.

Работа по сроку должна была быть сдана в марте, к окончательной приёмке при­вле­ка­лась компетентная го­су­дар­ствен­ная ор­га­ни­за­ция. Непременным условием при­ёмки было наличие отрицательной температуры воздуха в течение семи дней подряд. Не­по­сред­ствен­ный заказчик не выполнил ряд необходимых условий, и работа была закончена только в середине мая.

Всё было выполнено крайне ци­ви­ли­зо­ван­но: было проведено несколько оперативных совещаний, составлены соответствующие протоколы, в которых заказчик признавал безоговорочно свою вину в срыве сроков. Наконец заказчик принял по всем правилам работу (без испытаний при минусовой тем­пе­ра­ту­ре и, соответственно, при от­сут­ствии государственного органа).

И подрядчик запросил денег, на что получил ответ, что вот, мол, в октябре будет отрицательная погода, испытаем и заплатим.

И подрядчик, не будучи тем, на кого рас­считан этот портал, отправился к адвокату. Тот его внимательно выслушал, пролистал акты сдачи-приёмки этапов, листанул даже договор, покачал на руке два тома. И заявил, что за какую-то жалкую сотню тысяч рублей он выиграет дело (цена вопроса составляла око­ло пяти миллионов). И к восторгу под­ряд­чи­ка подал в июле иск (деньги, понятно, взял вперёд).

Дело было бесповоротно проиграно в первом же заседании. Судья, в отличии от остальных джентльменов, изучил договор досконально. А в нём были два пункта: во-первых, работы считаются сданными только после приёмки государственным органом, и, во-вторых, если работы не сданы вовремя без вины подрядчика (как в данном случае), то их сдача-приёмка переносится автоматически на октябрь без каких-либо неприятностей для подрядчика. То есть был заявлен неосновательный иск.

После этого судебного решения заказчик разорвал госконтракт и заключил новый с другой организацией, которая в октябре благополучно сдала работу и получила деньги. А старому подрядчику кинули, как собаке кость, что-то около трети. Видимо, чтобы не раздувать особого скандала.

Один положительный пример
(хочется закончить чем-то позитивным)

Отличный результат

Маленький семейный магазинчик (мать и дочь), торгующий обувными при­над­леж­нос­тя­ми и разной фурнитурой. Вменённая си­стема налогообложения и работа без кас­со­во­го аппарата.

Налоговый орган проводит кон­троль­ную закупку и видит, что на квитанции к при­ход­но­му кассовому ордеру стоит вче­раш­нее число (месяц тот же). Усма­три­вает в этом нарушение и возбуждает административное про­из­вод­ство.

Попытки объяснить, что это просто ошибка, причём никак не влияющая на интересы покупателя и государства (на сумме налога не отражается), ни к чему не привели. Налоговый орган вынес решение о наложении штрафа.

Обратились за правовой помощью. Специалист юридической компании, исходя из того, что контрольная закупка относится к оперативно-розыскной деятельности, про­во­дить которую налоговый орган не вправе (должен был быть бы приглашен, например, работник ОБЭП), обратился в арбитражный суд. И, естественно, выиграл.

Весь процесс, включая время нахождения судьи в совещательной комнате, занял около семи минут.

Вверх страницы
Valid XHTML 1.0 Strict
Valid CSS!